ВИНО – БОЖЕСТВЕННЫЙ НАПИТОК

Вино – это Божественный напиток

В этом году на ярмарке вина «Беовайн» (BeoWine) у выставочного стенда винодельни «Бибич» (Bibich) из Скрадина я познакомился с одним из известнейших знатоков вин, поэтом и философом виноделия господином Дарко Петровичем Скрадинянацем.

После довольно длинного и приятного разговора о концепции, сущности и гармонии вина господин Петрович, хотя он и не часто дает интервью,  согласился ответить на несколько вопросов для журнала «Свет вина», за что я ему чрезвычайно благодарен.

Интервью мы брали во время проведения в этом году Белградской винной ярмарки (BeoWine) и винного салона в городе Нови-Сад.

Чтобы полностью передать наш разговор, мы публикуем его в оригинальном виде.

С.В. Слушая ваши размышления о вине с философской и метафизической точек зрения, я, не пытаясь казаться претенциозным, определенным образом вижу в вас преемника творчества блестящего венгерского писателя Белы Хамваша, который, по крайней мере, в этом регионе, известен как великий философ вина.

Д.П.: Я считаю Белу Хамваша своим духовным наставником, когда речь идет о феномене вина. Великий философ. Если принять во внимание обстоятельства, в которых он жил и которые его окружали, его значение для современного развития мышления становится еще большим. Он, как настоящий волшебник, способствовал пониманию вина, исходя из его принципов и используя при этом магическую поэтику. Продолжая развивать его мысль, я пытаюсь представить сущность вина как необходимое противостояние или,  лучше сказать, добавление к традиционному мнению, которое определяет вино в его физическом проявлении, в его материальности, вне отношений со своим постоянным духовным принципом.

Традиционный взгляд, основанный исключительно на чувственных восприятиях и рациональности, рассматривает вино как реальность в силу своего материального присутствия, что является чистой иллюзией. Почему? Потому что вечно меняющаяся или преходящая материальность только субстанциональна, но не реальна, ведь это всего лишь мир вещей, в то время как экстрасенсорные принципы или законы – это то, на чем строится реальность, они неизменны и поэтому  реальны. Они управляют материальным миром.

Представьте себе, что я пытаюсь доказать вашу сущность с помощью ваших физических и химических параметров. Ваш рост, вес, цвет ваших волос и глаз, то, как вы одеваетесь, и тысячи других похожих данных. Что я на самом деле сказал о вас? Ничего. Напротив, когда я познакомлюсь с вашими эмоциями, вашими мыслями и чувствами, тогда я могу сказать: «О, этот человек – необыкновенная личность, даю голову на отсечение». Так же и с вином. Тайна вина заключается, прежде всего, в опыте, предшествующем любой форме рациональности, которая является тупиком, за исключением той, которая, обладая интуицией и инстинктом, движется в направлении экстрасенсорных уровней.

Универсальное сознание как составляющая времени, или бесконечного настоящего, подразумевает более высокий уровень сознания или абстракции по сравнению с обнаженной материальностью в своем физическом проявлении. И здесь Бела Хамваш, вдохновленный вином как гармоничной структурой, т.е. «гармонизированной благородной интоксикацией», поэтически неповторимым и волшебным образом высоко поднимает бокал тонкого рубинового вина, восхваляя человеческую природу в контексте верховного закона природы, закона преемственности, вечности или Божественного принципа. Тайна жизни – это не что иное, как разрешение проблемы собственной временности бытия, выяснение того, как быть вечным.

« (…) утро наступает, виночерпий, наполни кувшин вином,
Небесный свод не ждет, поспеши.
Прежде чем этот бренный мир исчезнет,
Ты кубком нежного вина меня срази.

Рождалось солнце вина в блеске бокала,
Если ищешь удовольствия, откажись от сна (…)
Так сказал в XIV веке Хафиз Мухаммад Ширази, безусловно, один из величайших поэтов всех времен.

Из фотоархива Дарко Петровича

С.В. Бела Хамваш поделил народы по их предпочтению вина или ракии. По его мнению, те, кто любит вино, это французы, испанцы, итальянцы, греки и венгры. Учитывая тот факт, что это утверждение было сказано сто лет назад, пересмотрел бы Бела свои взгляды сегодня, поскольку с тех пор во всем мире значительно расширились виноградарство и виноделие?

Д.П .: Человек – это целостное существо природы. Все, что существует в Космосе, существует и внутри него. На уровне современного индуктивного осознания человек даже не отдает себе отчета в этом. Основным препятствием на этом пути является иллюзия материального мира, которую человек не может понять с помощью чувственных и рациональных категорий. Вот почему он использует свое инстинктивное и интуитивное познание, чтобы найти путь к своей скрытой сущности, своему постоянству, используя «недвижущую силу», или стимулятор. Здесь я говорю в контексте вина и ракии.

Бела Хамваш говорит о вине как о «гармоничном благородном интоксикаторе», который обладает способностью погружать собственное сознание в собственное сверхсознание и подсознание посредством трансперсонального акта. Такой опыт собственной целостности обязательно выводит человека на более высокий уровень осознания. Вот почему существует поговорка «In Vino Veritas» или утверждение Белы, что «в конечном итоге остаются только двое: Бог и вино» и т. д.

«В этом мире иллюзий не бери ничего, кроме бокала вина.
В этом театре не играй ничего, кроме любви».
– Хафиз

Бела упомянул французов, испанцев, итальянцев, греков и венгров, и даже нас, балканские народы, в контексте «винных» народов, потому что это народы, благодаря которым развивалась культура вина. Но поскольку осознание вина как гармоничного напитка еще не сложилось в общепринятом представлении, Бела справедливо назвал это доисторической эпохой. Настоящая история начинается с осознания того, что вино является духовным принципом в форме гармоничного напитка. Будучи благородной гармонизированной интоксикацией, оно переносит нас специально для этого из материальности и чувственности непосредственно в нашу душу, в нашу скрытую целостность, где мы едины с Космическим принципом непрерывности, в измерении высшего осознания которого мы преодолеваем нашу собственную временность бытия. Для Белы Хамваша вино, определенно, является напитком вечного настоящего: прошлого, настоящего и даже будущего настоящего, это «Божественный напиток».

С.В. Что такое вино, по сути?

Понятие «вино» подразумевает полную синхронизацию структуры вина в соответствии с его духовным принципом гармонии. Все остальное можно назвать не вином, а просто винной структурой.

Суть вина в том, чтобы его пить, а золотое правило вина таково: «Пей меня в меру». Конечно, это не написано на бокале, но записано в сознании. А значит, что тот, кто не осознает этого, не может пить вино. Убегая от самого себя, человек прячется за вином. Многие скажут, что вино было слабым, потому что оно опьянило их. Это обычная ложь. Их опьянили их глупые головы. Я бы так в шутку выразился.

И человек, и виноградная лоза содержат врожденный духовный принцип, идеальный принцип трансмутации энергии, т. е. гармонизированной ферментации. Вот почему античная и доантичная цивилизации видели в ферментации  нечто божественное.

Традиционный винный рынок, то есть основной винный рынок, фактически представил только поверхность сущности вина. Брать вино в рот, воспринимать его, запоминать его физические и химические параметры, а затем выплевывать и считать, что вполне понятно, что такое вино – это недопустимо с точки зрения сущности вина. Во-первых, все физико-химические параметры, а их около 1350 известных и две трети еще неизвестных, имеют колеблющийся и непостоянный характер, и как таковые они не могут иметь никакого реального значения. Потому что, если бы они были реальными, если бы это было истиной, то тогда бы каждый нормальный человек производил бы идеальное вино. Естественно, этого не может быть. И во-вторых, нам известно об очень небольшом количестве объективных физико-химических процессов во взаимодействии с природой, которая каждый год создает новые физические и биологические свойства винограда.

Первичная, вторичная и третичная ферментация вина выражает его сорт, или родословную как введение в это вино. Само время, как абсолютный принцип, способно создать гармонию ферментативных процессов как общую и основную сущность вина. Без гармонии вино –  просто физико-химическая структура, просто родословная как введение в вино. Это еще не вино, независимо от того, сколько компонентов оно содержит. Почему? Потому что только вино как гармоничный благородный напиток способно синхронизировать души людей. Вот почему вино – это Божественный напиток. И почему мысль Белы Хамваша, который способствовал пониманию вина как принципа синхронизации, не теряет свой значимости.

Таким образом, вино предполагает состояние, при котором все физические и химические компоненты, известные и неизвестные, в максимальной степени сбалансированы и находятся в гармонии благодаря внутреннему экстрасенсорному духовному принципу вина, принципу времени. Только такое вино, «руководимое» философией самого винодела, его духовной (эмоция-мысль-чувство) совместимостью, его опытом, инстинктом и интуитивным восприятием экстрасенсорного принципа времени или, скорее, принципа непрерывности,  который сам в нем присутствует, только такое вино можно назвать вином. Только такое вино обладает, как я это называю, винным ореолом – что является доказательством Божественного напитка. Без него вино остается просто физико-химической структурой определенного винного сорта. Вино как позитивный набор фактов не существует, такое невозможно.

Человека, которому удается отождествить себя с Божественным принципом, называют святым, и поэтому ореол вокруг его головы представляет объективацию этого принципа как общечеловеческого блага. Так и вино, которое способно идентифицировать или сбалансировать все компоненты своей структуры, известные и неизвестные, со своим внутренним духовным принципом, получает винный ореол. Винный ореол – это нежность, как самый совершенный китайский шелк или бархат, та степень синхронизации, при которой все параметры максимально  сбалансированы, где невозможно отделить какой-либо компонент от всего целого, так как каждый компонент выражает это целое. В природе только нежность является энергией вечной жизни или непрерывности.

Вот почему в принципе вина мы чествуем всех тех любителей вина и духовных искателей, которые в бесконечные бессонные ночи погружаются в гармонию вина, исследуя свое бытие и духовность.

«Я выпиваю любовь, как вино,
И утопаю в глазах твоих.
Я знать хочу лишь одно,
Разделишь ли жизнь на двоих.    

Я выпиваю любовь, как вино,
Но горько оно, как мой стих.»
– Уильям Батлер Йейтс

С.В. Согласны ли вы с мнением, что винодел, независимо от того, насколько он опытен, не может производить хорошее вино, если он плохой человек?

Д.П.: Очень просто, дисгармония не резонирует с гармонией, они отталкивают друг друга, не перекрывают друг друга. Злоба возникает в дисгармонии. Если бы негармоничная личность могла создавать гармоничное вино, я уверен, что вина вообще не было бы. Другими словами, многие занимаются виноделием, но очень немногим из них удается создать гармоничное вино. Карьера винодела очень коротка. Чтобы стать виноделом, требуется в среднем 15 лет, а за оставшуюся часть жизни такой человек может сделать максимум 7-10 гармоничных вин. Размышляя об идеальном вине, Рудольф Штайнер правильно заметил, что для того, чтобы вино стало гармоничным, ему нужно около семи лет. Все могут без проблем заниматься виноделием, но виноделов действительно мало. Ведь, виноделом может считаться только тот, кому удается достичь уровня винной гармонии.

С.В. Вечная тема – сочетание еды с вином. Раньше здесь также царили определенные стереотипные правила или принципы, но сейчас, в эпоху молекулярной кухни, «все сочетается с чем угодно». Сегодня презентации вина без соответстующих блюд становятся все более редкими.

И энология, и гастрономия опираются на один и тот же духовный принцип, принцип гармонии или, другими словами, принцип непрерывности. В соответствии с этим принципом и вино, и еда имеют свой смысл. В контексте питания они представляют собой  самые сложные отношения между человеком и природой. Современная мода и традиционный взгляд на вещи еще не приблизились к пониманию этого. Феномен сочетания вина и еды реализуется только в тех случаях, которые могут ответить на вопрос: что есть/пить, зачем есть/ пить и как есть/пить. И такие случаи действительно довольно редки. Эта проблематика достаточно сложная и глубокая, а потому требует отдельного рассмотрения. Может быть, мы в другой раз сможем поговорить на эту тему.

С.В. Еще одна тема, у которой нет конца: женщины и вино.

Самый глубокий смысл женщины проявляется в ее женственности. Это сверхрациональная категория дана человеку, но исключительно в виде восприятия, ощущения, как высшей степени гармонии. Таким образом, женственность является глубочайшим поэтическим выражением и соответственно единственной метафорой при объяснении винного ореола. Ореола нежности. Повторяю, нежность как высший принцип непрерывности, является единственной энергией, которая вечна. Я советую всем женщинам мира: впитывайте гармонию вина в меру и вашей женственности не будет конца.

ВИННАЯ ДУША

Тебе, кто вкушает меня, Я теперь, с каждой каплей, даю свой совет:

Не увлекайся иллюзией моего формального содержания, а, поглощая Меня в меру, ищи свою Душу в Себе! В этом Мы с тобой Едины. И исходя из этого, все сердца бьются одинаково! С восторгом напоминаю тебе, что твое существование – это не просто обычный факт, а особый подарок! Поэтому, выпивая меня, освободи себя!

ДАРКО ПЕТРОВИЧ СКРАДИНЯНАЦ

С.В. И в конце, скажите нам, пожалуйста, где и как появилась ваша духовность вина, и почему вас называют винным гением?

Моя духовность вина возникла из двадцатилетней дружбы с молодым харизматичным виноделом из Скрадина Аленом Бибичем (винодельня «Bibich Vina»), который вдохновил меня на поиск сущности вина и духовного принципа вина. В своей винодельческой харизме он безоговорочно верит в то, что каждая виноградинка представляет абсолютную природу. Это ощущение, которое находится глубоко внутри него, в интуитивном и инстинктивном познании, является высшим и самым глубоким измерением, которое скрывает его тайну как винодела. Это то измерение, которое направляет его вина к феномену гармонии. Это не рациональное измерение, и этому невозможно научиться. Либо у человека это есть, либо нет. По сути, мы – два параллельных мира: мир виноделия и мир философии. Его миссия состоит в том, чтобы произвести вино и привести его в полную гармонию, а моя миссия состоит в том, чтобы осознать понимание сущности вина, или его духовный принцип. Эти отношения между вином и мыслью в одинаковой степени как взаимодополняют друг друга, так и разъединяют. Но мы оба по-своему достигли того уровня, когда вино действительно раскрывает свою сущность как Божественный напиток. Вероятно, это единственная винодельня в мире, где каждая капля вина, созданная в представлении и душе ее винодела, преобразуется в духовность и философию вина. Винодельня «Бибич»  небольшая по размерам, но она пользуется огромным авторитетом в мире. На протяжении всего этого времени, вдохновленные вином как «Божественным напитком», мы заводим друзей вина во всех уголках света, от Нью-Йорка до Белграда настоящим, духовным, неповторимым и уникальным способом.

Прозвище «Винный гений» после очень успешной презентации вин в Нью-Йорке мне дали  американцы, которые были восхищены моей винной духовностью и философией вина.

Интервью провел: Гойко Раданович

Write a Comment

Your email address will not be published.